САТРАП, ДУЭЛЯНТ И КАМЕРГЕР

«Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит».
________________________
Как мы теперь знаем, А.С. Пушкин был никакой не декабрист, а как раз наоборот — сатрап, дуэлянт и камергер. Своих крепостных помещик Пушкин обычно угнетал и эксплуатировал, в частности, заставлял сочинять стихи, из которых потом выбирал подходящие и цинично выдавал за свои. Особенно доставалось, в этом смысле, няне Арине Родионовне:
— Бли-и-ин… Ну, ё-маё…- любил говаривать гений, прочитав очередной опус малограмотной, но просвещённой, крестьянки, — Для того ли меня сам Державин, в гроб сходя, благословил, чтобы ты мне тут рифмовала «чернеет-зеленеет», дура?! Или вот это вот: «лежит-блестит». Это что!? По мне, уж лучше: палка — селёдка. М-да, ма шер Арин, на фоне «лежит-блестит» даже чарующее «коврами-небесами» — просто какой-то апофеоз российской изящной словесности…
— А может, по сто пятьдесят, барин? — неожиданно предлагала хитрая няня,- Кружка при мне.
— Поди прочь, алкоголичка! — дружелюбно гнал её поэт кочергой, — Это же чем надо было додуматься: чернеет-зеленеет, мля…
Как видим, Пушкин был весьма строг.
Но справедлив.
Поделиться